Статьи‎ > ‎

История народов Горного Алтая

Самые первые сведения, сохранившиеся в записях, о народах проживающих на территории Горного Алтая, можно найти у историков – древнегреческого Геродота (484 до н.э. — 425 до н.э.) и китайского Сыма Цяня (145 – 47 гг). «Отец истории» Геродот в своем трактате «История» упоминает их как неведомый миру народ и обитателей далеких восточных гор. В «Исторических записках» Сымя Цяня есть рассказы о северных соседях Китая, сведения которых носят вполне реальный характер, наполненный конкретными фактами.

Этнический состав Алтая с конца I тыс. до н.э. до середины I тыс н.э. представлял собой, с одной стороны, потомков пазырыкцев, с другой, это было время появления родоплеменных групп центрально-азиатского происхождения – теле и тюрков. Те же китайские летописи утверждают, что этнические корни теле и древних тюрков, имеют отношение к гуннской (кит. – хунну или сюнну) среде. Благодаря накопленному научному материалу можно утверждать, что современное коренное население Горного Алтая является потомками древних племен и наследниками великих культур хуннов, тюрков, уйгуров, кыргызов, киданей, монголов и джунгар.

На рубеже нашей эры, в так называемое гунно-сарматское время (2 в. до н.э. – 3 в.н.э.), Горный Алтай входил с состав крупного государственного образования союза Гунну. Главным источником по их ранней истории являются труды упомянутого выше историка Сыма Цяня, который считает Гунну тюркским народом. В этот период они занимали обширные территории от Алтая на западе до Большого Хингана на востоке. Родовыми кочевьями этого союза были бассейн рек Орхон и Селенга с горами Хингая и Западного Хэнтэя (Центральная Монголия).

В период правления Шаньюя Маодуня (2 в. до н.э.) гунны владели уже бассейнами реки Тарим и горами Восточного Туркестана, территорией юго-восточного Казахстана и северо-западной Монголии, подойдя вплотную к самому сердцу Азии – району горы Белуха. Так постепенно вытеснялись ираноязычные народы «скифского облика» в Ферганскую долину, оставив свои земли гуннским правителям.

Гуннское государство имело высокий уровень внутренней организации, материальной и духовной культуры. Например, при переходе реки Хуанхэ и угрозе завоевания исконных китайских земель, они продемонстрировали свою высокую организацию войск. Как сообщают китайские источники, у гуннов каждое армейское подразделение сидело на лошадях своей масти. Внутренняя иерархическая организация управления государством поддерживалась правителями левого и правого крыла, объединенные властью Шаньюя. Правители всех областей собирались дважды в год на жертвоприношение в святилище при ставке правителя, расположенного в районе Темир-Орхона (Центральная Монголия). А осенью, когда табуны лошадей возвращались с летних пастбищ, начинались военные походы. У гуннов был применен принцип специализированных поселений, объединяющих людей по роду занятия: земледельцы, скотоводы, кузнецы-оружейники и т.п. Одевались они в меха, кожи, знать носила китайские шелка и парчу. Гуннский лук не имел аналогов по скорострельности и дальнобойности, а для психологического устрашения использовались стрелы-свистуны (у основания пера был просверленный костяной шарик). Религия гуннов представляла из себя общий для кочевников Центральной Азии – шаманизм. По свидетельству, тех же китайских источников у них существовал культ меча, поклонение светилам, сезонные праздники жертвоприношений.

Истоками формирования этнической истории алтайских народностей являются тюркоязыческие компоненты, связанные с носителями древнего этнонима «теле». В древнетюркскую эпоху (6–9 вв.) на территории Горного Алтая расселялись племена, вошедшие в четыре группы тюрков: тукю, куу, теле и кыргыз. Начиная с 6 века, история теле стала тесно связана с государством тюрков, которые в последствии составили прототюркский этнический субстрат. Со временем он становится основой формирования тюркоязычного населения второй половины I тыс., условно названное исследователями «алтае-телеские тюрки». Алтайские племена в этот сложный период входили в мощный союз племен Первого и Второго Тюркского каганатов (552 – 744 гг.), а после распада их место занимает государство уйгуров.

Период тюркской истории Горного Алтая был эпохой государственного строительства. Границы Тюркского каганата стремительно расширялись. В правление кагана Кигиня в 6 в. государство простиралось от границ Китая до границ Ирана и Византии. Каганаты вели оживленные торговые связи с Китаем и странами Средней Азии, Ближнего востока, Восточной Европы.

Население того времени оставило огромный культурный пласт на территории современного Горного Алтая. Это – поселения, ритуальные сооружения, петроглифы и погребальные комплексы, а также «рунические» надписи. Все эти памятники Горного Алтая служили не одному поколению, и их культурные слои сформировались в разные эпохи. На протяжении тысячелетий на территории Алтая сохранялась преемственность в использовании святилищ и поминальных комплексов.

Древнетюркская эпоха отразилась и в текстах, высеченных на каменных стелах, установленных в погребальных комплексах древнетюркских каганов и их приближенных. Древние тюрки применяли все известные в Сибири и Центральной Азии «рунические» алфавиты. Известный комплекс Калбак-Таш является самым крупным в России местом по количеству и насыщенности «руническими» знаками. Многочисленные молитвенные надписи на наскальных породах Алтая свидетельствуют о том, что здесь существовали и развивались многочисленные религии. Почитание Неба как верховного божества было присуще едва ли не всем древним кочевникам Центральной Азии. Но именно у тюрков древний культ Неба получил свою наиболее развитую форму. Именно он распоряжался всем происходящим в мире. Ему ежегодно совершались различные моления и жертвоприношения. Почитали тюрки также богиню плодородия Умай, духов основных светил, земли и воды. В текстах также неоднократно упоминается и бог нижнего мира Эрлик.

У древних тюрков был разработан и этикет (эра) – правила достойного поведения мужчины-воина. Женщина занимала особое место в вопросах государственного строительства, что, с точки зрения арабских, персидских и китайских историков, было отличительной чертой тюркских народов. По левую сторону на престол кагана восходила кадын (хатун). Женщины не только наследовали имущество, но выступали и в качестве самостоятельных правителей аймаков. Все это отразилось в алтайском эпосе, например как сказание «Очы-Бала». 

Вера в потустороннюю жизнь была ярко выражена в погребальном обряде. Летописи донесли до нашего времени описание церемоний знатных тюрков, во время которых их сжигали вместе с лошадью и необходимыми для них в потустороннем мире вещами. С 7 века в правление кагана Цзе-Ли в результате смены религиозного мировоззрения, происходят изменения и в погребальном обряде. Кремация стала заменяться обрядом захоронения. С погребальными сооружениями связаны многочисленные каменные изваяния, являющиеся уникальным проявлением ритуальной традиции древних тюрков. В скульптуре ваятель старался передать черты лица умершего человека. Часто изображенные воины держат в руке чашу. Иногда они раскрашивались для придания большего сходства с живым человеком. Петроглифы грота Куйлю; древние стелы у села Иня; археологический комплекс Кур-Кечу; петроглифический комплекс Калбак-Таш и Бичикту-Бом, которые кроме изображений имеют и древнетюркские «рунические» надписи; Яломанское городище и там же древнее святилище, наибольший расцвет которых пришелся именно на период связанных с древнетюркской эпохой; Зона покоя Укок и многое другое приняло в наследство коренное население Алтая.

С 745 г. территория Алтая входит с состав Уйгурского каганата. В исторических летописях китайской династии Суй (581–618 гг.) уйгуры упоминаются под названием теле, а в источниках 8 века уже пользуются названием «уйгур». Постепенно уйгурский каганат объединяет земли Алтая, Центральной Монголии, Юго-Западную и значительную часть Восточной Сибири, став со временем крупнейшим азиатским государством к северу от Китая. Являясь многонациональным государственным образованием, Уйгурский каганат объединял и представителей многих религий и верований: зороастрийцев-огнепоклонников, буддистов, христиан и мусульман. В конце 8 века высшая элита каганата принимает манихейское вероисповедание. Считается, что многие наскальные рунические надписи Горного Алтая по своему содержанию являются манихейскими.

В 840 г. кыргызы захватывают ставку Уйгурского каганата и с этого времени народы Горного Алтая входят в состав Кыргызского каганата. В строительстве различных сооружений, дорог, на обработке полей применялся труд подданных народов. Это была унизительная и тяжелая повинность для тюрков Алтая, привыкших платить дань воинами и изделиями из железа. Но упорное сопротивление покоренных народов не позволило закрепиться кыргызам в горах Алтая. И под натиском новых завоевателей, киданей, они оставляют Горный Алтай. От кыргызов на территории Горного Алтая имеются археологические памятники, сохранившиеся до наших дней. Это Яконур, Акташ и д.р., а недалеко от Мендур-Соккон обнаружена «руническая» надпись с упоминанием этнонима «кыргыз».

В 12 в. кидане завоевывают Алтай и Семиречье, где в долине р. Чу была поставлена ставка верховного правителя «гурхана». От китайской империи кидане заимствовали не только организацию государственного управления, но также насильственное переселение покоренных народов с границ вглубь своей территории. В исторических сказания современных алтайцев есть сведения, касающиеся киданей, связанные со строительством мощённых дорог и развитием ирригационного земледелия. По вероисповеданию кидане были последователями учения Нестория из Антиохии (Сирия). Из-за жестоких гонений несториане бежали из Сирии в Персию, Среднюю Азию, Индию и Китай, где и распространяли свое учение. Именно на Алтае, спустя 6 веков, русские старообрядцы искали Беловодских священников «ассирийского, антиохийского поставления». Эти сведения есть в многочисленных рукописных «маршрутниках» и устных преданиях, сохранившиеся в Уймонской долине, Рудном Алтае в долине р. Бухтармы и среди алтайских переселенцев в Китае. Правящая элита найманов также была несторианами, но в тоже время территория ханства объединяла представителей многих религий: язычников-шаманистов, буддистов, мусульман. В 12 в. под натиском найманов кидане покидают Алтай. В 13 в. народы Найманского ханства и Кыргызкого каганата были покорены войсками Чингисхана. Этот период Горного Алтая вплоть до падения Джунгарского ханства ознаменован монгольским владычеством и правлением чингизидов.

В период господства киданей (10–12 вв.) и владычества монгольских государств (13–16 вв.) на Алтае складываются многочисленные этнические общности: теленгут, толос, кештим, меркит, байат, кереиты, чагат, сагал и ряд других племен. В этнокультурном и политическом отношении все они были связаны с ойратами, имевшими тюрко-монгольское происхождение.

С 17 в. Алтай входит в состав Джунгарского (Ойратского) ханства. В это время расширяются границы Российского государства, и в силу сложившихся исторических условий одна группа теленгутов (белые калмыки или телеуты) принимает российское подданство, а другая группа –  тау-телеуты становятся двоеданцами, платившими дань Джунгарии и России. В 17–18 вв. ближайшие предки современных алтайцев объединились в четыре родственные этнические группы: теленгитов, тубаларов, кумандинцев и челканцев. Переломным моментом в истории алтайского этноса становится середина 18 в. Он связан с гибелью Джунгарского ханства (1756 г.). Часть теленгутов, алтайские сойоны, иркиты, а также джунгарские беженцы принимают российское подданство, а чуйские теленгуты попадают в зависимость Китая. Вошедшие в состав России народности образуют группы – алтай/ойрот (собственно алтайцы) и чуйские теленгеты. С середины 19 в. формируется третья группа – байат-улус (телеуты). Но при этом образовании сохранились три этнотерриториальные группы: кумандинцы, тубалары и челканцы. В тоже время стали выделяться новые локальные группы (например – улаан/кижи) и подразделения в составе некоторых сёоков (кара, майман, сагал, чагат и пр.). Постепенно стали происходить процессы консолидации этнотерриториальных групп, а после революции они усилились вокруг новой общности – алтайская народность (алтай jон).

Началом освоения русскими территории Горного Алтая считается 17 век. Именно в это время появились казаки, рудоискатели. Промышленное освоение юго-западной части Алтая Демидовым расширило возможности для дальнейшего проникновения русских в горный район. С вхождением территории Горного Алтая в состав России пределы Колывано-Воскресенского округа отодвинулись до границ Китая. Для защиты своих территорий от цинских вторжений русским правительством в 1760 г. предполагалось строительство линий военных укреплений и расселение на этой территории людей. Однако этот проект остался неосуществленным. И только со второй половины 18 века южная часть Горного Алтая стала обживаться русскими людьми «каменщиками», которые формировались из беглых мастеровых и раскольников (старообрядцев). Наиболее ощутимое заселение территории относится к началу 19 века, когда крестьянами Бийского округа стали осваиваться предгорья, а затем и горы Алтая. С первой половины 19 века интенсивно стала заселяться русскими Уймонская долина, в 1834 г. ее села были объединены в Уймонскую инородную управу. Во второй половине 19 века русские частично заселили некоторые районы Горного Алтая. В основном в горы шли на постоянное место жительства жители предгорных районов и сибирские старожилы. Формирующееся местное русское население в основной своей массе числилось в сословии крестьян, и лишь небольшая его часть относилась к другим сословиям. Исключение составили русские старожилы Уймонской долины, которые с 1792 г. были причислены к разряду «оседлых инородцев».

Формирование казахского населения Горного Алтая происходило в течение второй половины 18 – начале 20 вв. Казахи также как алтайцы имеют глубокие исторические корни своего происхождения и относятся к тюркским народам. Первое появление казахов в алтайских волостях относится к середине 18 века. Это было связано с нападением Цинской армии на Джунгарию. После разгрома Джунгарии российское правительство столкнулось с мощным миграционным движением казахов. Казахские отряды осуществили ряд набегов на аилы и кочевья алтайцев. Враждебные действия казахов против алтайцев были прекращены благодаря строительству в начале 1760-х гг. Колывано-Кузнецкой оборонительной линии и Бухтарминского укрепления при впадении в Иртыш реки Бухтармы. С 30-х гг. 19 века отдельные группы казахов стали эпизодически предпринимать попытки переселиться на территорию Горного Алтая. Уже во второй половине 19 века миграционное давление казахов для алтайцев стало ощутимым. Казахи начали селиться в Черно-Ануйском стане Алтайской духовной миссии. В дальнейшем они стали самовольно занимать кочевые угодья алтайцев. Весной 1879 г., перейдя российско-китайскую границу, группа казахов (которые формально не являлись российскими подданными) из рода Кирей прикочевала из Западной Монголии в Чуйскую степь и плато Укок. Русским властям с целью защиты интересов алтайцев удалось вытеснить большую часть казахов в пределы Цинской империи. Однако часть казахов осталась в Чуйской долине и обратилась к русским властям с просьбой разрешить им кочевать в районе реки Чуи, обещая жить мирно. К 1917 году на юге Горного Алтая проживало уже около 2000 казахов. Высокий уровень сплоченности, взаимопомощи и сохранение родовых связей позволило казахам составить серьезную конкуренцию алтайскому этносу в Чуйской долине Горного Алтая.

В целом, процесс присоединения территории Горного Алтая к Российскому государству занял около двух с половиной веков, что со временем укрепило геополитическую позицию России и создало условия для дальнейшего продвижения в Центральную Азию. Для коренных народов Алтая это стало возможностью возрождения этнокультурного потенциала обескровленных бесконечными войнами алтайских племен. Совместное проживание основных групп населения Горного Алтая – алтайцев, русских и казахов – постоянно усиливало хозяйственные и культурные связи между ними, что способствовало изменению их хозяйственной деятельности, культурно-бытового уклада и образа жизни.