В.Г. Кушнаренко-Суртаева. Стихи и песни об Алтае. Часть 3



Тайга и ветер

Муз. Г. Маслова.

Бился ветер о горы, раня грудь и стихая,

Словно горькое горе разметал он, страдая.

 

Сумасшедшее сердце, зацепившись за скалы,

Всё ещё по инерции, не смирясь, трепыхалось.

 

А внизу, под горами, недоступно-святая,

Чуть качала ветвями  им тайга молодая.

 

И, не зная причины того ярого ретро, 

Улыбалась кончине влюблённого ветра.




Песня о Горно-Алтайске

Муз Г. Маслова

Не сказочный остров, не вольное море,

Не запах Парижа и не Клондайк,

А в сердце Евразии есть милый город,

Единственный в мире – мой Горно-Алтайск.

 

В песках ли пустыни, в степях ли ковыльных

В горах ли Кавказа взгрустнётся не раз,

Что в сердце  Евразии есть милый город,

Единственный в мире - мой Горно-Алтайск.

 

И в памяти сразу - гора Комсомолка,

И над Тугаёю мигающий глаз,

Ведь в сердце Евразии есть милый город,

Единственный в мире мой Горно-Алтайск.

 

Но в нём не гуляют тайфун и цунами,

И волны не бьются о грузный баркас.

Он в сердце Евразии, мой милый город,

Единственный в мире – мой Горно-Алтайск.

 

Не надо мне песен чужбины далёкой –

Я с родиной милой навеки срослась.

Он в сердце Евразии, мой чудный город,

Единственный в мире – мой Горно-Алтайск.




Озеро Телецкое

Слова и муз. В Кушнаренко-Суртаевой

По зеркальной глади, не спеша, бесшумно

На заре, на зорьке движется туман.

И никто не сладит с призраком безумным,

И мне страшно видеть, как ползёт он к нам.

 

Призрачные свитки завладели пирсом,

Погасили звуки, всё заволокли.

И над Алтын-Кёлем жуткое нависло,

И прощально кличет журавлиный клин.

 

Серая прилипла мгла, видать, навечно.

Где же, где ты, зорька?! Солнце, отзовись!

Мне путей не видно ни земных, ни млечных.

Надо бы подняться над туманом ввысь.

 

Сердца у тумана нет. Не существует.

Задыхаюсь в вязком, жадном киселе…

И тут я проснулась. Всё вокруг ликует,

И в палатку солнце тянется ко мне.

 

По зеркальной глади, не спеша, бесшумно,

Словно в сновиденье движется туман.

Алтын-Кёль проснулся. По горам-курумам,

Уложив палатки, надо двигать нам.





Кедроградец

Муз. Г. Маслова

– Парень из таёжного Уйменя,

Расскажи о родине своей.

Кто её затмит или заменит?

Может быть, залётный соловей?

 

– Нет. Никто не может с ней сравниться.

Мне родней моих таралок стон.

И Уймень всегда мне будет сниться.

Для меня не заменимый он.

 

– Парень из таёжного Уйменя,

Песни пой далёкой стороны.

И Уймень забудешь, словно тени,

Призрачные тени от луны.

 

– Может быть, все страны и пространства

Хороши. Да только я - такой,

Что за все года невольных странствий

Не нашёл в чужих краях покой.

 

– Помнишь ли, когда-то величали

Кедроградом родину твою,

И со всех концов страны встречали

Молодёжь в твоём родном краю?

 

– Я в душе остался кедроградцем,

Мне не надо родины иной.

С ней ни разлучиться, ни расстаться,

Как и с песней, что всегда со мной.

 

- Что же! В добрый час, как говорится,

Ты достоин родины своей.

И Уймень не может не гордиться,

Что таких имеет сыновей.






Вальс «Тайга»

Муз. Г. Маслова

1. Замолкла гармонь и затихли девчата.

Лишь отблеск костра золотится в хвое.

Здесь кедры дремучие – край непочатый

В красе первозданной своей.

 

Припев: Шумит, не смолкая тайга вековая,

Пойми, что пророчит она.

Раскинулась вольно от края до края,

Таинственной силы полна.

 

2. Суровы Белков золотые отроги,

Без проводника далеко не уйдёшь.

Но вместо тропинок большие дороги

В тайге провела молодёжь.

 

3. Открыла тайга ей земные богатства,

Что тысячи лет, как свой глаз, берегла.

Смогла с молодёжью она побрататься,

Навек породниться смогла.